This document last modified Sunday, 08-Oct-2017 09:24:10 MSK
Home News faq GB

УДК 577.3

Кардиология; подана: 15 дек 2004; отклонена: 10 марта 2005

Оценка нарушений автоволновой функции сердца во время жизнеугрожающих желудочковых аритмий

А.В. Москаленко*), А.В. Русаков*), Ю.Е. Елькин**)

*)Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН,
Пущино, Россия

**)Институт математических проблем биологии РАН,
Пущино, Россия

Анализируется современное состояние проблемы жизнеугрожающих желудочковых аритмий. Биофизические исследования последних десятилетий привели к пониманию того, что наряду с сократительной функцией одной из базовых функций сердца является автоволновая функция. Предложено в основу классификации аритмий сердца положить нарушения автоволновой функции сердца. Для диагностики заболеваний сердца на основании ЭКГ перспективно использовать анализ отображенных ЭКГ. В рамках анализа отображенных ЭКГ предложена новая методика: дифференциальная электрокардиографическая морфометрия (ДЭКГМ).

Ключевые слова: полиморфная желудочковая аритмия, фибрилляция желудочков, автоволновые процессы, анализ электрокардиограмм

Введение

Под жизнеугрожающими аритмиями понимают нарушения ритма сердца, которые часто приводят к внезапной аритмической смерти, т.е. к случаям смерти лиц, находившихся в стабильном состоянии, наступившей в пределах 1 часа от начала острых проявлений и связанной с внезапной остановкой кровообращения вследствие нарушения ритма или проводимости [1]. К жизнеугрожающим желудочковым аритмиям (ЖЖА) относят 1) фибрилляцию желудочков (ФЖ); 2) устойчивую желудочковую тахикардию; 3) неустойчивую желудочковую тахикардию, сопровождающуюся гемодинамическими расстройствами. [2, 3, 4]. В качестве синонима ФЖ используется термин мерцание желудочков [5]. Среди желудочковых тахикардий (ЖТ) различают мономорфную (МЖТ) и полиморфную (ПЖТ). Также выделяют трепетание желудочков (ТЖ), которое по описанию во многом совпадает с МЖТ.

Актуальность проведения фундаментальных исследований ЖЖА обусловлена как минимум тремя причинами: 1) высоким риском смерти больных с этой патологией [1, 3, 4, 6]; 2) широкой распространенностью данных нарушений ритма сердца [3, 4]; 3) низкой эффективностью лечения [1, 2, 3, 4].

На сегодняшний день основным методом лечения пациентов с ЖЖА остается фармакотерапия. Однако успех реально достигается не более чем у 60% всех больных с ЖЖА при использовании медикаментозных антиаритмических средств всех классов и их комбинаций [2, 4]. С.П. Голицын характеризует современное состояние фармакотерапии ЖЖА следующими словами: “потенциально любой из известных антиаритмических препаратов может: а) обеспечить антиаритмический эффект; б) не обеспечить его; в) проявить аритмогенное действие. И все это индивидуально непредсказуемо. Поэтому для больных со злокачественными желудочковыми аритмиями выбор не только эффективной, но и безопасной терапии требует проведения фармакологических проб” [2].

Основным неинвазивным методом оценки эффективности фармакологических проб является электрокардиография [6]. Широкое применение этого метода обусловлено, в частности, тем, что по ЭКГ возможно судить об электрической нестабильности сердца [1]. Последняя создает условия для возникновения желудочковых аритмий [4, 7] и считается одним из важнейших факторов риска внезапной смерти [1]. Поэтому оценка электрической нестабильности сердца полезна для определения степени риска возникновения аритмий и их раннего прогнозирования. В то же время диагностически значимое распознавание по ЭКГ разновидностей ЖЖА отсутствует. Практически отсутствуют и приемлемые способы оценки электрической нестабильности сердца.

В связи с указанными выше проблемами диагностики и лечения заболеваний сердца, объединяемых в настоящее время в группу ЖЖА, возникают две взаимосвязанных проблемы:
1) Разработка адекватной классификации ЖЖА.
2) Поиск новых диагностически информативных признаков, позволяющих проводить классификацию пациентов в соответствии с этой классификацией ЖЖА.

Для практических целей полезно, чтобы создаваемая классификация ЖЖА опиралась на существующие представления о молекулярно-клеточных механизмах регуляции сердечной деятельности, поскольку все фармакотерапевтические воздействия осуществляются на уровне этих механизмов.

Материалы и методы

Для решения задачи разработки классификации ЖЖА использован анализ литературных данных.

Для поиска новых информативных ЭКГ-признаков мы использовали методологический подход, названный нами анализом отображенных ЭКГ [8]. Суть этого подхода заключается в следующем.

Традиционный анализ ЭКГ заключается в распознавании характерных зубцов ЭКГ, в последующем определении параметров этих зубцов, комплексов зубцов и интервалов между зубцами, а также в определении параметров соответствующих последовательностей (например, последовательности RR-интервалов). По сути, одноименные зубцы, комплексы, сегменты являются гомологичными участками ЭКГ, т.е. участками ЭКГ, которые соответствуют гомологичным фазовым интервалам кардиоцикла. Существует и принципиально иной подход к анализу ЭКГ. А именно, можно применить к исходной ЭКГ некоторое отображение и получить новый математический объект (число, функция, точка, произвольная геометрическая фигура и т.п.). Полученный объект назовем отображенной ЭКГ. При разработке методов построения отображенных ЭКГ, т.е. отображений, полезно использовать знания о свойствах источника сигнала, т.е. сердца. Получив отображенную ЭКГ, можно определять ее параметры вместо параметров исходной ЭКГ. При выборе удачного отображения удается извлечь из ЭКГ информацию о сердечной деятельности, наличие которой в исходной ЭКГ неочевидно. В рамках этого подхода распространение при анализе ЭКГ получило только использование отображения Фурье. Более широкое и смелое применение анализа отображенных ЭКГ может позволить по-новому взглянуть на устоявшиеся оценки состояния кардиологических больных.

В рамках анализа отображенных ЭКГ мы разработали метод анализа нормированной изменчивости (АНИ-метод) [9]. В АНИ-методе использовано свойство сердечной деятельности сохранять циклический характер как в норме, так и при большинстве нарушений сердечного ритма. Иными словами, АНИ-метод применим в ситуации, когда является осмысленным понятие кардиоцикла. Например, это справедливо при циркуляторных ЖТ, а значит, при многих видах нарушений ритма сердца можно говорить об аритмическом кардиоцикле. Мы предположили, что анализировать аритмические кардиоциклы можно примерно так же, как и кардиоциклы при нормальном синусовом ритме. В том числе при ЖЖА можно исследовать последовательности гомологичных участков ЭКГ, также как и в случае синусового ритма сердца.

Используя понятие полиморфизма ЭКГ, характеризующее непохожесть гомологичных участков ЭКГ в последовательности кардиоциклов, мы разработали версию АНИ-метода [9], названную впоследствии АНИ-2001. Впервые попытка количественной оценки полиморфизма ЭКГ была предпринята Н.И. Кукушкиным и др. [10]. В АНИ-2001 развит этот подход. В результате разработки АНИ-2001 вместо расплывчатых, качественных понятий “полиморфизм ЭКГ”, “полиморфная ЭКГ” и т.п. появляется количественная оценка морфологической непохожести гомологичных участков ЭКГ. Эту количественную оценку мы назвали полиморфностью ЭКГ. Полиморфизм ЭКГ может, быть обусловлен некоторыми разновидностями электрической нестабильности сердца, о которой шла речь выше. Поэтому любая его оценка, в том числе полиморфность, может оказаться полезной для характеристики электрической нестабильности сердца.

В АНИ-2001 для построения отображенной ЭКГ используется следующая процедура. Фрагмент ЭКГ фиксированной ширины отображается в точку плоскости, координатами которой служат два индекса вариабельности, обозначенные нами как V1 и V2. По физическому смыслу индекс V1 является средним значением последовательно полученных оценок непохожести соседних гомологичных участков ЭКГ внутри этого фрагмента, а индекс V2 - коэффициентом вариации для тех же оценок. Для слежения за динамикой аритмии индексы V1 и V2 вычисляются для последовательности таких фрагментов ЭКГ. В результате получаются последовательности V1i и V2i. Они изображают ЖЖА в виде траектории, состоящей из последовательности точек на плоскости (V1, V2). Из физического смысла индексов вариабельности следует естественное отношение частичного порядка на плоскости (V1, V2): полиморфность соответствующего участка ЭКГ возрастает при росте V1 или при убывании V2 . При одновременном убывании или возрастании обоих индексов однозначно определить, как изменяется полиморфность, пока не удалось.

АНИ-2001 был применен к анализу ЭКГ, полученных в натурных и численных экспериментах, моделирующих ЖЖА. Натурные эксперименты проведены на препаратах изолированной стенки правого желудочка сердца с использованием установки многоэлектродного картирования миокарда [9, 11]. Численные эксперименты [12] выполнены с использованием упрощенной математической модели миокарда.

Результаты и обсуждения

Разработка классификации ЖЖА

Анализ литературных данных позволил сопоставить электрокардиографические описания разновидностей ЖЖА (см. таблицу). Из таблицы видно, что для дифференциальной диагностики ЖЖА используются неспецифические, субъективные ЭКГ-признаки. Такой количественный признак как частота возбуждения желудочков (или соответствующая ему при ПЖТ и ФЖ частота осцилляций ЭКГ) является малоспецифичным, поскольку принятые для разновидностей ЖЖА диапазоны этого признака перекрываются. Другие два признака: наличие сливных комплексов и отсутствие изоэлектрического интервала между осцилляциями, - возможны для любой из выделяемых в настоящее время разновидностей ЖЖА. Кстати, именно эти особенности ЭКГ при ЖЖА обусловливают трудности идентификации классических зубцов и комплексов. По сути, оба признака отражают перекрытие кардиоциклов, присущее всем этим аритмиям, и являются лишь вариантами сливных комплексов. Пригодные для различения разновидностей ЖЖА признаки перекрытия кардиоциклов отсутствуют. Такой признак как полиморфизм ЭКГ также является довольно расплывчатым и субъективным. Выраженность полиморфизма ЭКГ пытались напрямую связывать с опасностью аритмии [5], однако обоснованность этого утверждения было подвергнуто сомнению [10].

В [13] указано, что в настоящее время диагноз ЖТ затруднен не только по электрокардиографическим, но и по клиническим признакам. Клинические признаки разновидностей ЖЖА, по сути, отражают лишь степень выраженности нарушений. Также следует отметить, что разновидности ЖЖА легко переходят друг в друга [1, 6, 14, 15], а лечение разновидностей ЖЖА в значительной мере совпадает [6]. В настоящее время, в литературе [14, 15, 16] указываются одни и те же механизмы для всех видов ЖЖА: аномальная эктопическая активность, единичные и множественные ре-ентри. Все эти обстоятельства ставят под сомнение сложившиеся классификации ЖЖА. На неадекватность существующих классификаций аритмий сердца указывают в [16], а предложенная в этой книге классификация аритмий относит ФЖ как подкласс ЖТ. Сходное мнение выражено и в [14].

Практически единственным обстоятельством для различения ФЖ и ЖТ является история вопроса. Фибрилляцию желудочков впервые описал в 1842 г. Erichsen, в 1850 г. ее экспериментально получили при помощи "фарадического тока" Ludwig и Hoffa, а в 1887 г. MacWilliam дал ей определение, используемое по сей день. Желудочковую тахикардию описал в 1862 году Panum, получивший ее в эксперименте при помощи инъекции масла в систему коронарных артерий, а в 1921 г. Robinson и Herrmann впервые опубликовали электрокардиографическую регистрацию ЖТ у больного, перенесшего инфаркт миокарда [14].

По совокупности всех перечисленных обстоятельств, мы пришли к выводу, что нет возможности и достаточного основания для разделения ФЖ и ЖТ. Поэтому мы предлагаем избегать употребления исторических названий ЖЖА и объединить все различаемые в настоящее время разновидности ЖЖА под единым названием "жизнеугрожающая желудочковая тахикардия" (ЖЖТ), характеризуя различные состояния степенью тяжести.

Нам представляется разумным ввести единый электрокардиографический синдром, характерный для всех ЖЖА и, возможно, некоторых других аритмий. Будем термином “желудочковые аритмии со сливными комплексами” (ЖАСК) обозначать наличие электрокардиографических признаков ускоренного ритма сердца желудочкового происхождения, сопровождающегося дополнительными признаками “перекрывания” участков ЭКГ, соответствующих отдельным кардиоциклам (например, отсутствие изоэлектрического интервала, а также феномены P-на-T, P-на-QRS, и т.п., традиционно называемые сливными комплексами). Введение синдрома ЖАСК полезно, потому что во всех подобных случаях необходим новый подход к анализу соответствующих участков ЭКГ, так как традиционное описание ЭКГ оказывается здесь неприменимым по причине трудностей идентификации классических зубцов и комплексов.

Далее, мы выдвигаем гипотезу, состоящую в том, что ЖЖТ, в том числе и с синдромом ЖАСК, следует рассматривать не как симптомокомплексы, а как группу самостоятельных автоволновых заболеваний сердца. Наша гипотеза развивает предположение В.И. Кринского [17] об автоволновых механизмах ЖЖА. Кратко опишем основные положения выдвигаемой гипотезы.

С точки зрения биологической и медицинской физики, перечисленные выше механизмы ЖЖА могут быть описаны в терминах теории активных сред [17, 18, 19, 20]. Мы считаем полезным, наряду с сократительной и насосной функциями сердца, рассматривать еще одну функцию, которую мы назвали “автоволновая функция сердца”. Использование представлений об автоволновой функции сердца дает удобный способ обобщенного описания свойств сердца как активной среды. Эти свойства проявляются, например, автоматией, возбудимостью, проводимостью, рефрактерностью. Теория активных сред позволила более глубоко понять такие явления, как, например, ре-ентри и эктопическая активность. Отметим, что, хотя эти явления было предложено использовать для объяснения аритмий еще в конце 19-го - начале 20-го веков, лишь со второй половины 20-го века стали говорить об автоволновой природе этих явлений. При этом активная среда (в нашем случае сердце) характеризуется набором числовых параметров, которые могут отличаться в различных точках среды. Мы их будем называть макропараметрами среды, в отличие от микропараметров, которые характеризуют свойства кардиоцитов, таких как электрическая емкость мембраны, проводимость ионных каналов различных типов и т.п. Вообще говоря, макропараметры являются достаточно сложными функциями микропараметров, и их определение по микропараметрам является отдельной задачей.

Развивая данную концепцию, мы предполагаем, что диагностику и лечение таких аритмий необходимо перенаправить с диагностики и лечения патологии миокарда на диагностику и лечение нарушений автоволновой функции миокарда.

По нашему мнению, можно предположительно выделить, в частности, следующие нозологические формы автоволновых заболеваний, которые сопровождаются нарушениями сердечной деятельности с синдромом ЖАСК и требуют принципиально различного антиаритмического лечения (отметим, что предлагаемая классификация во многом соответствует предложенной в [16]):
1) единичное или множественное усиление эктопических фокусов автоматизма на уровне проводящей системы (например, атриовентрикулярного узла) и/или миокарда желудочков;
2) ре-ентри в атриовентрикулярном узле;
3) ре-ентри в дополнительных атриовентрикулярных путях;
4) макро-ре-ентри в рабочем миокарде желудочков вокруг анатомического препятствия (аневризма, стенка кровеносного сосуда, рубец и т.п.);
5) макро-ре-ентри в рабочем миокарде желудочков вокруг функциональных блоков проведения постоянной или переменной локализации;
6) множественные ре-ентри (микро-ре-ентри) в рабочем миокарде;
7) асинхронная деполяризация, приводящая к феномену "виртуального электрода";
8) ранняя постдеполяризация;
9) поздняя постдеполяризация.

Отметим, что каждое из перечисленных гипотетических заболеваний часто развивается как вторичное заболевание при одинаковых первичных заболеваниях: например, в результате ишемической болезни сердца, кардиодистрофии и т.п. В тоже время, например, при отравлении гликозидами расстройство автоволновой функции сердца с синдромом ЖАСК следует рассматривать, как проявление основного заболевания (отравления).

В ряде случаев, при ЖЖА различные нарушения автоволновой функции могут проявляться визуально похожими ЭКГ. Так, например, известно, что синдромом ЖАСК сопровождаются аномальная эктопическая активность, единичные и множественные ре-ентри [14]. Это обстоятельство вовсе не отвергает возможность электрокардиографической диагностики нарушений автоволновой функции сердца, но делает необходимым поиск новых диагностических признаков и способов извлечения необходимой информации из ЭКГ.

С учетом всего сказанного, авторы видят задачу диагностики ЖЖА в следующем: создать процедуру диагностики нарушений автоволновой функции сердца, основанную на использовании ЭКГ и учитывающую молекулярно-клеточные механизмы ЖЖА. Основаниями, для того, чтобы надеяться, что такая процедура может быть создана, являются следующие соображения. ЭКГ регистрирует интегральную электрическую активность сердца. Связь такой активности с молекулярно-клеточными механизмами позволяет установить работа [21], где показано, что состояние мембранных каналов кардиоцитов (и связанные с ними макропараметры возбудимой среды) обуславливает режим циркуляции возбуждения по миокарду (ре-ентри). Связь между типом ре-ентри и соответствующей ЭКГ, хотя и без детального анализа характеристик ЭКГ, неоднократно исследовалась [22, 23, 24]. Поэтому можно надеяться, что, например, режимы ре-ентри, а стало быть, и соответствующие им молекулярно-клеточные механизмы, могут быть различимы с помощью специальной процедуры анализа ЭКГ.

Поиск новых диагностических ЭКГ-признаков

Кратко можно выделить следующие наиболее важные результаты теоретических работ коллектива.

Предложен метод АНИ-2001, позволяющий дать количественную характеристику полиморфизма ЭКГ. С учетом связи полиморфизма и электрической нестабильности сердца, АНИ-2001 можно использовать для количественной оценки электрической нестабильности сердца.

При помощи признаков ЭКГ, получаемых с использования АНИ-2001, удалось обнаружить некоторые новые закономерности в развитии экспериментальных аритмий с синдромом ЖАСК, полученных на изолированной стенке желудочка сердца. В частности, полученные при помощи АНИ-2001 отображенные ЭКГ (траектории) преимущественно группируются в определенных областях плоскости индексов вариабельности и практически отсутствуют в других областях. Тогда как, например, образы визуально похожих электрокардиограмм, полученных в математических моделях тахикардии в условиях однородной среды той же геометрии, распределялись в пространстве образов существенно иначе. Удалось предварительно выделить некоторые типы нестационарности ЭКГ, соответствующие различным сценариям развития ЖАСК в пространстве индексов вариабельности. Планируется исследовать взаимосвязь выделенных типов нестационарности с возможными механизмами ЖЖА. Это позволит использовать их в качестве диагностических признаков.

Заключение

Новые методы диагностики состояния сердечно-сосудистой системы продолжают разрабатываться. В качестве одной из недавних разработок хочется упомянуть предложенную к.м.н. В.Ф. Федоровым методику дифференциальной хронокардиографии, активно развиваемую в настоящее время на базе Медицинского центра Управления делами президента РФ. Рассмотренная в данной статье методика исследования сердечной деятельности основывается на сравнении формы соседних гомологичных участков ЭКГ. Мы предлагаем для этой методики название: дифференциальная электрокардиографическая морфометрия (ДЭКГМ). Одна из возможных реализация ДЭКГМ, описанная в данной статье, использует АНИ-метод. Хотя АНИ-2001 был разработан с целью поиска новых диагностических признаков ЭКГ при ЖАСК, представляется перспективным его использование также и для анализа последовательностей QRS-комплексов, последовательностей P-зубцов и т.п.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. В.Л. Дощицин. Внезапная аритмическая смерть и угрожающие аритмии. Российский кардиологический журнал, 1999;1:46-51.

2. Голицын С.П. Грани пользы и риска при лечении желудочковых нарушений ритма сердца. Международный журнал медицинской практики, 2000;10:56-64.

3. Бойцов С.А., Подлесов А.М. Нарушения ритма сердца при хронической сердечной недостаточности. Сердечная недостаточность, 2001;2(5): 224-227.

4. Нестеренко Л.Ю., Мазыгула Е.П., Голицын С.П. Принципы лечения желудочковых нарушений ритма сердца у больных с сердечной недостаточностью. Сердечная недостаточность, 2001;2(5):236-239.

5. Большая медицинская энциклопедия. Главн. ред. Б.В. Петровский. Изд. 3-е (в 30 томах). М.: Советская энциклопедия.

6. Голицын С.П. Лечение желудочковых аритмий с позиции первичной и вторичной профилактики внезапной смерти. Сердечная недостаточность 2001;2(5):201-208.

7. Мезенцева Л.В. Амплитудно-временная упорядоченность сердечного ритма и электрическая стабильность сердца. М.: НИИ НФ им. П.К. Анохина РАМН 2002.

8. Москаленко А.В., Русаков А.В. Использование отображений электрокардиограмм для анализа сердечной деятельности В: Фундаментальные науки и прогресс клинической медицины, М 2004:124.

9. Москаленко А.В., Кукушкин Н.И., Стармер Ч.Ф., Деев А.А., Кукушкина К.Н., Медвинский А.Б. Количественный анализ вариабельности электрокардиограмм, типичных для полиморфных аритмий. Биофизика 2001;46(2):319-329.

10. Кукушкин Н.И., Сидоров В.Ю., Медвинский А.Б., Ромашко Д.Н., Бурашников А.Ю., Стармер Ч.Ф., Саранча Д.Ю., Баум О.В. Медленные волны возбуждения и механизмы полиморфной желудочковой тахикардии в экспериментальной модели: изолированной стенке правого желудочка кролика и суслика. Биофизика 1998;43(6):1043-1059.

11. Саранча Д.Ю., Медвинский А.Б., Кукушкин Н.И., Сидоров В.Ю., Ромашко Д.Н., Бурашников А.Ю., Москаленко А.В., Стармер Ч.Ф. Система компьютерной визуализации распространения волн возбуждения в миокарде. Биофизика 1997;42(2):502-507.

12. Медвинский А.Б., Русаков А.В., Москаленко А.В., Федоров М.В., Панфилов А.В. Исследование автоволновых механизмов вариабельности электрокардиограмм во время высокочастотных аритмий: результат математического моделирования. Биофизика 2003;48(2):314-323.

13. Руководство по кардиологии. Т. 3: Болезни сердца / Под ред. Е.И. Чазова / АМН СССР. М.: Медицина 1982.

14. Аритмии сердца. В 3 томах. Пер. с англ./Под ред. В. Дж. Мандела. М.: Медицина 1996.

15. Внутренние болезни: Лекции для студентов и врачей / Под ред. Б.И. Шулутко. Л. 1992.

16. Лекции по кардиологии. Под ред. Л.А. Бокерия, Е.З. Голуховой. В 3-х т. Т. 3. - М.: Издательство НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН 2001.

17. Кринский В.И. Фибрилляция в возбудимых средах. Проблемы кибернетики. М.: Наука 1968;20:59-80.

18. Автоволновые процессы в системах с диффузией. Сборник научных трудов. Горький: Институт прикладной физики АН СССР 1981.

19. Кринский В.И., Медвинский А.Б., Панфилов А.В. Эволюция автоволновых вихрей. М.: Знание 1986 - (Новое в жизни, науке, технике. Сер. "Математика и кибернетика"; N 8)

20. Елькин Ю.Е. Волны возбуждения в биологических системах и кинематический подход к их изучению В: Компьютеры и суперкомпьютеры в биологии Москва-Ижевск: Институт компьютерных исследований 2002:247-273.

21. Efimov, I.R., Krinsky, V.I., Jalife, J. Dynamics of rotating vortices in the Beeler-Reuter model of cardiac tissue. Chaos, Solitons and Fractals 1995;5:513-526.

22. Biktashev V.N. , Holden A.V., Mironov S.F., Pertsov A.M. and Zaitsev A.V. On two mechanisms of the domain structure of ventricular fibrillation. Int. J. Bifurcation & Chaos 2001;11(4):1035-1051.

23. Bernus O., D Van Eyck, Verschelde H., Panfilov A.V. Transformation from ventricular fibrillation to ventricular tachycardia: a simulation study on the role of Ca2+-channel blockers in human ventricular tissue. Physics in Medicine and Biology 2002;47:4167-4179.

24. Gray R.A. Ventricular fibrillation and atrial fibrillation are two different beats. Chaos 1998;8(1):65-78.

 


Таблицa 1

ЭКГ-признаки, используемые в настоящее время для дифференциальной диагностики разновидностей ЖЖА
Примечания.
*) Отсутствие ссылок указывает, что данный вывод сделан авторами на основании анализа литературы; прочерк (-) указывает, что описание данного признака в литературе найти не удалось. ТЖ - трепетание желудочков; МЖТ- мономорфная желудочковая тахикардия; ПЖТ - полиморфная желудочковая тахикардия; ФЖ - фибрилляция желудочков.
**) Частота ритма возбуждения желудочков или соответствующая ему при ПЖТ и ФЖ частота осцилляций ЭКГ

Вернуться к тексту

ЭКГ-признаки

ТЖ

МЖТ

ПЖТ

ФЖ

Частота импульсов**), в минуту

> 250 [1, 13];

>200 [5]

120-200 [15];

100-250 [13]

250-400 [1]

>150 [13, 14]

>200 [5]

Феномен "сливных комплексов"

Возможен [13]

Отсутствие изоэлектр. интервала

Всегда [1, 13]

Часто

Всегда

Всегда [13, 14]

Возможность выделить желудочковые комплексы

Всегда отсутствует [1, 13]

Сомнительна

Всегда отсутствует

Всегда отсутствует [1, 13]

Полиморфизм

Слабо выражен

Слабо выражен

Выражен

Сильно выражен